Монография "Институциональный дискурс: контексты, герои, эмоции" посвящена исследованию нескольких типов институционального дискурса, а именно: кинодискурса, жанров академического дискурса (интервью и лекции), ток-шоу. Авторы анализируют эмпирический материал, взятый из нашей реальности, применяя комплексные междисциплинарные методологии, свойственные эпохе антропоцентризма. Каждая глава рассматривает как общие тенденции конструирования институционального дискурса, так и те, которые характерны исключительно для изучаемых авторами жанров, например, роль коммуникативной стратегии сторителлинга в лекции, жанре академического дискурса.

Адресуется специалистам-языковедам, студентам старших курсов, магистрантам и аспирантам соответствующих направлений, а также всем, кто интересуется вопросами институциональной коммуникации в контексте действительности.

 

 

Глава "Средства реализации категории диалогичности в дискурсе интервью": автор - Илья Евгеньевич Федоров: лингвист, магистр филологии, старший преподаватель ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет». В 2019 году защитил магистерскую диссертацию по теме «Дискурс интервью: средства реализации категории диалогичности» (научный руководитель д.ф.н., профессор И.П. Хутыз). Научные интересы: лингводидактика, лингвопрагматика, лингвокультурология, социолингвистика. 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Наметившийся в конце XX века в глобальном научном пространстве переход от эпохи анализа и синтеза к эпохе систем в условиях эпистемологической конвергенции – слияния естественнонаучного и гуманитарного знания – во многом определил вектор развития современной науки как синергетической. Слом терминологического барьера между отдельными дисциплинами и объединение разрозненного методологического аппарата в единый исследовательский кластер способствовали укреплению сначала меж-, а затем и мультидисциплинарного характера научных исследований. Идея интегрального (научного) знания наряду с наречением человека «мерой всех вещей» (Маслова 2001: 6) стали теми факторами, которые вывели антропоцентрическую лингвистику на лидирующие позиции в науке XXI века и обусловили её статус «методологического локомотива» (Степанов 2007: 300).

 

Естественное цикличное развитие науки в целом и лингвистики в частности на каждом отдельном этапе характеризуется сменой доминирующей научной парадигмы. Сложность и многомерность этого процесса требуют тщательного философского осмысления и оценки эвристического и методологического потенциала происходящих изменений. Подобная нестабильность делает неизбежным некий «когнитивный переворот» (Черниговская 2016: 33) в сознании учёного.

 

Если сфокусировать внимание на том, в каком состоянии сегодня пребывает наука о языке, то сами ученые отмечают, что для неё характерен «научный плюрализм, который находит свое отражение в одновременном существовании большого числа научных теорий и практик исследования и описания языковых явлений» (Лукошус 2018: 101). Во многом по причине такой неоднозначности современный этап развития лингвистики отмечен, с одной стороны, «дискуссиями относительно того, что определяет существо теоретико-методологической работы лингвиста и его инструментарий» (Чернявская 2017: 135), а с другой – какие явления языка находятся в фокусе лингвистических исследований, иными словами, что является объектом науки лингвистики.

 

Неизменная актуальность изучения естественного языка и его множественных реализаций в многомерном когнитивно-коммуникативном пространстве обусловливает тенденцию к рассмотрению объекта исследования с позиций системного анализа. Традиционный объект прикладной лингвистики – текст (высказывание, речевое произведение) оказывается сегодня «“растворенным” в некоторых версиях дискурсивного подхода» (Беляева, Чернявская 2016: 77), а его поликодовый, или мультимодальный характер, заставляет исследователей прибегать к помощи методологического инструментария, выходящего за рамки одной лишь теоретической лингвистики, и обращаться к доказательным моделям, позаимствованным из смежных наук.

 

Лингвистика, изначально интерпретативная наука, ведущая свою родословную от объяснительной модели работы с текстом – толкования Священных Писаний – и далее, к сравнительно-сопоставительному описанию множества существующих на земле языков и их структурных особенностей, сегодня претерпевает значительные трансформации в направлении актуализации её доказательного потенциала. Наряду со ставшими за последние десятилетия классическими методами дискурсивного анализа, прагмалингвистического вывода импликатур и пресуппозиций, выявления коммуникативных тактик и стратегий лингвистика активно адаптирует количественные, или статистические методы корпусных исследований. При этом под корпусом понимается «собрание текстов в электронной форме, предназначенное не для чтения …, а для изучения в соответствии с целями исследования» (Чернявская 2017: 143). Подобная совокупность текстов, соотнесенных с некоторой общей темой (тематикой), объединенных временными и локальными критериями (хронотопом) и ограниченных единой социальной сферой реализации, может рассматриваться и анализироваться как дискурс с точки зрения «выраженности социальных, исторических, культурно-специфических эффектов и их конструктивного значения» (Чернявская 2018: 34).

 

При всем многообразии исследовательских подходов дискурс сегодня понимается через дихотомию: коммуникативная деятельность – коммуникативное пространство (Федоров 2018), то есть одновременно как процесс и результат речемыслительной деятельности. При этом актуализируется взгляд на язык как форму социальной практики, а изучать его предлагается в контексте социально обусловленного взаимодействия участников коммуникации с учетом их статусно-ролевых отношений. В подобной перспективе в фокус исследования попадают все возможные вариации языковых (речевых) произведений безотносительно их жанровой или стилистической принадлежности.

 

Следуя тенденции укрепления конвергентного характера современных лингвистических исследований, мы отмечаем, что параллельно с выдвижением дискретных количественных методов (например, корпусного или статистического анализа) на первый план выходит интегральный социологический метод, центральным тезисом которого является «социальная обусловленность высказывания, равно как и социальная обусловленность всего процесса коммуникации» (Федоров 2018: 190). В данном случае социальная обусловленность актуализируется посредством двух ключевых компонентов, присущих дискурсу любого типа: социальная обстановка – социальная установка (Федоров 2018). Системными элементами первого (ситуации общения) являются упомянутые выше критерии соотнесения совокупности текстов с объединяющим их понятием дискурса (а также с понятием корпуса): тема, хронотоп, социальное окружение. Элементами второго (аудитории общения) выступают такие паралингвистические категории, как: интонация, мимика и жесты, язык тела.

 

Фиксируемый мультимодальный характер коммуникации – использование коммуникантами сразу нескольких кодовых систем – равно как и изначальная направленность всякого сообщения на реципиента с целью получения ответной реакции актуализируют интегральный подход к изучению дискурсивных особенностей когнитивно-коммуникативной деятельности человека с позиций социолингвистики. И если в глобальном фокусе лингвистических исследований последнего десятилетия находится дискурс (Лукошус 2018), то в фокусе дискурсивных исследований прослеживается интерес к изучению базовых когнитивно-коммуникативных категорий, таких как диалогичность.

 

Понимаемая как центральный феномен естественной коммуникации и интегральная категория дискурса, диалогичность имеет двоякую природу – философско-культурологическую и собственно лингвистическую – и традиционно изучается в комплексе. Изучение диалогической природы человеческого мышления и коммуникации восходит к трудам древнегреческих философов и продолжается на протяжении всей истории развития научного знания. Современный взгляд на феномен диалогичности носит во многом прикладной, практико-ориентированный характер и актуализируется со смежных позиций когнитивной лингвистики, лингвокультурологии, лингвопрагматики и социолингвистики. Функциональная специфика категории диалогичности и языковых средств её выражения, или, другими словами, маркеров диалогичности, обширна и интерпретируется представителями различных дисциплин по-разному. Как дискурсивная категория диалогичность находит воплощение в разного рода письменных и устных речевых произведениях.

 

Настоящее исследование феномена диалогичности сфокусировано на практико-ориентированном подходе, который характерен для лингвистической прагматики, и опирается на методологический аппарат лингвосоциологии. Это в полной мере соответствует сложившимся исследовательским тенденциям и отвечает запросам прикладной сферы применения экспериментальных данных. Основным исследовательским методом является интегральный социологический метод с элементами дискретных методов контент-анализа и дискурс-анализа. Помимо этого в ходе проведения настоящего исследования были применены такие научные методы, как: метод интервьюирования и транскрибирования (сбор исследовательского материала), метод сплошной выборки, количественный метод, описательный и интерпретационный методы, методы систематизации и классификации (анализ исследовательского материала).

 

Изучение институциональных дискурсов, их жанрового и стилистического разнообразия находится сегодня в центре внимания лингвистов. Особый интерес отмечается к исследованию дискурсивных особенностей диалогической коммуникации в рамках академической (научной, образовательной) сферы деятельности. В центре настоящего исследования находится жанр интервью как репрезентативный образец академического дискурса с точки зрения выраженности категории диалогичности. Балансируя между двумя классами речевых жанров (письменными и устными), интервью характеризуется интерактивной формой коммуникации и диалогической формой подачи информации. Многообразие диалогических сигналов в исследуемом жанре объясняется сущностными жанровыми признаками интервью. Эти факторы обусловили выбор материала исследования – транскрипты (оригинальные расшифрованные, не редактированные тексты) 6 бесед в формате интервью, взятых у преподавателей высшей школы в период с января 2017г. по август 2018г. Общий объем анализируемого материала составил 88 текстовых страниц (26 201 слово, 169 065 символов с пробелами).

 

По причине парадигмальной разнонаправленности развития лингвистических дисциплин в России и за рубежом отмечается расфокусировка внимания учёных и расхождение в выборе исследовательских областей (дискурсов) и практического материала (текстов) для анализа их дискурсивных особенностей. Из множества подходов к изучению специфики функционирования и особенностей проявления диалогичности в различных видах дискурса/текста можно выделить два получивших наибольшую степень поддержки со стороны учёных и обладающих наиболее проработанным методологическим аппаратом, а именно: функциональная стилистика и коммуникативная (лингвистическая) прагматика. Важными отличительными особенностями данных подходов к интерпретации категории диалогичности являются такие критерии, как характер исследований (фундаментальный vs. прикладной) и исследовательские задачи (описание существующих текстов vs. конструирование новых дискурсов). Во многом эти параметры определяют выбор конечной методологии и материала исследований.

 

В рамках академической среды дискурсивные практики ставят перед участниками коммуникативного процесса интеллектуальные задачи такого рода, что от адресанта требуется не только представить достоверные наукоемкие данные, убедительную доказательную базу или безупречную логику изложения (на письме или в речи), но также выстраивать и регулярно демонстрировать приемлемые взаимоотношения с адресатом. Другими словами, крайне важно учитывать факт присутствия в дискурсе аудитории, ее особенностей и предпочтений, а также уметь предугадывать ее реакцию на сообщаемое. Подобного рода коммуникативная деятельность может считаться успешной и эффективной только при условии того, что отправитель сообщения (адресант) использует в своей речи (или в тексте) специфические языковые средства выражения диалогичности, не всегда очевидные для получателя (адресата). Мы приходим к выводу о том, что это происходит в первую очередь как результат учета тех социальных реалий, в которых происходит коммуникация, а именно ситуации общения и специфики аудитории.

 

Опираясь на изложенные выше теоретические положения и в соответствии c заявленной целью настоящего исследования (выявление специфических языковых средств реализации категории диалогичности в дискурсе интервью и определение их функциональных особенностей), мы обозначили и решили следующие исследовательские задачи: охарактеризовать текущее состояние научного пространства как конвергентное с точки зрения идеи интегрального знания; определить место лингвистики в современной синергетической науке и выявить актуальные направления лингвистических исследований; сделать краткий обзор истории изучения диалога и диалогической коммуникации; изучить истоки формирования понятия и функциональную специфику категории диалогичности; определить основные подходы к изучению и особенности проявления диалогичности в различных видах дискурса; дать характеристику жанру интервью и выявить возможности его классификации; систематизировать языковые средства реализации категории диалогичности в дискурсе интервью; выявить дискурсивные маркеры как вербальные способы выражения категории диалогичности.

 

Итогом проведенного нами исследования можно считать преодоление классификационной неопределенности в вопросе систематизации языковых средств реализации категории диалогичности в дискурсе интервью, а также выделение базовых прагматических функций этих элементов дискурса.

 

 

Коллективная монография "Институциональный дискурс: контексты, герои, эмоции" / Т.В. Духовная, Е.Э. Уланова, И.Е. Федоров, И.П. Хутыз; под ред. И.П. Хутыз. - М.: ФЛИНТА, 2020. - 270с.

 

Информация о коллективной монографии на сайте издательства "ФЛИНТА" / ISBN: 978-5-9765-4404-8 /